Каши Джагадгуру Махасвамиджи

Мое имя Шри 1008 Джагадгуру доктор Чандрашекхар Шивачарья Махасвамиджи, я питхадхипати Шри Джагадгуру Вишварадхья Джнянасимхасана Джангамавади матха, расположенного в Варанаси, Индия. По учетной записи при приеме в школу дата моего рождения 15 августа 1949 года. Я родился в поселке Редденагнур, округ Гадаг. Это маленький поселок на севере южно-индийского штата Карнатака. В старые времена женщины рожали первого и второго ребенка в доме своих родителей, а следующих уже в доме мужа. Вот и я родился в доме родителей моей матери. Я второй сын в семье. Всего нас пять братьев и две сестры. А отец мой жил в поселке Тогунаси, в округе Багалькот. В этом поселке я закончил начальную школу — 4 класса. Учиться дальше там не было возможности. В то время и школы-то не было, мы учились в храмах. Садились во дворе храма или под каким-нибудь большим деревом и учились. То есть школы как отдельного здания не было.

 

Мой отец был учителем начальной школы. Недалеко от нашего поселка был другой маленький поселок, Муруди. Там была школа, в которой мой отец вел уроки с первого по четвертый классы. Мы были Джангамами , главными священниками того селения. В нашей традиции вирашайва есть такой обычай. Джангама селения, которого уважают все жители поселка, каждое утро обходит поселок и просит муку в качестве подаяния. При этом он надевает на ноги такие большие браслеты с колокольчиками, берет в руки горшок для муки, перед этим моется, обмазывается священным пеплом, проводит пуджу и обходит все-все дома. Смысл в том, что в каждом доме люди начинают день с того, что моются, проводят пуджу, потом приветствуют своего учителя-джангаму и дают ему подаяние, делятся с ним пищей. Это наша традиция, культура. Так и в нашем поселке было, отец обходил дома. За преподавание в школе отец ежемесячно зарплату не получал, только иногда правительство давало средства на поддержание школы. Но каждое утро, с 6 до 7 утра он обходил тот поселок, где была школа, и просил на пропитание. Люди его очень уважали, потому что он был учителем их детей, поэтому давали ему достаточно еды. Потом с 7 утра до 11 мой отец преподавал в школе. А мать была домохозяйкой, образования она не получила. У нее было достаточно работы по дому и в поле. Кажется в 1957 году, мой дядя забрал меня в свой город Бьядги (этот район славится на весь мир своим красным перцем чили), где я продолжил учебу. Там я отучился до 1961.

 

А неподалеку от дома моих родителей, в городе Гуледгудд, жил один аскет, Амарешвар Свамиджи. Его возраст в то время уже был за 80. Он был знаменит как йогин, очень хорошо разбирался в аюрведе и джйотиш (ведическую астрологию) тоже знал. Свамиджи лечил болезни, которые врачи объявляли неизлечимыми. Сам готовил какие-то аюрведические лекарства, давал людям, и те выздоравливали. Так что он был очень знаменит и как аскет-йогин, и как мудрец, и как знаток астрологии, и как врач.

 

Так вот, в 1961 году, когда я учился в восьмом классе, мой отец заболел и обратился к Амарешвар Свамиджи за лекарством. Свамиджи его осмотрел, дал лекарство. Он всегда брал очень небольшие деньги. Сколько стоило само изготовление лекарства, ровно столько и брал с людей. И вот когда отец вылечился и пришел к Свамиджи заплатить за лекарство, то Свамиджи сказал: «Ты Джангам, на тебя полагаются все люди этого поселка. Я не хочу брать с тебя денег… Но я уже старый… Сколько у тебя детей? Если ты хочешь отдать мне в обучение одного своего ребенка, то дай». Тогда отец сказал: «У меня пять сыновей. Из них двое сейчас у родственников, учатся. Остальные неграмотные. Эти двое приедут на каникулы, я приведу их, Вы сможете выбрать себе любого». Так что на каникулах он привел меня и моего младшего брата к Амарешвару Свамиджи. Я тогда закончил восьмой класс, а мой брат шестой класс. Свамиджи посмотрел на нас, на наши ладони. Он разбирался в этом – полностью намазал наши ладони пеплом и изучил линии на них. Потом сказал отцу: «Смотри, у этого твоего, второго сына, у него на ладони есть линии, указывающие на монашество (саньяса). Так что отдай его мне». Отец согласился. Тогда Свамиджи спросил меня: «Ты согласен стать монахом (саньяси), изучать санскрит?» Мне в то время было лет 15-16. Когда Свамиджи сказал, что мне надо будет изучать санскрит, я очень обрадовался. Некоторые говорили: «Изучай английский. Изучай математику. Изучай историю.», а я думал: «Что толку с этого всего?» Я тогда уже считал, что лучше всего изучать санскрит. Почему, трудно сказать. Тогда Махарадж поселил меня на год в своем матхе (ашраме). В том матхе мы жили и вместе ходили в школу, которая была в двух километрах от матха. Нам приносили еду из моего дома. В то время в Амарешвар-матхе жили 8-10 учеников. Там всего две комнаты. В одной жил Свамиджи, а другой жили мы, студенты. В то время электричества там не было. Мы зажигали светильник и учились при его свете. Там я закончил девятый класс. Свамиджи целый год присматривался ко мне – как я веду себя, как учусь. Потом он сказал: «Вы должны поехать в Солапур, изучать санскрит». Солапур – достаточно большой город в штате Махараштра. Я согласился. Тогда Махарадж сам отвез меня в Солапур. Думаю, это был 1963 год.

 

В Солапуре есть Шримад Вирашайва Санскрит Паташала (школа санскрита). Этой школой руководил Шатастхалабрахма Йогираджендра Шивачарья Свамиджи. Ему Амарешвар Свамиджи меня и передал. В тот день был праздник Гуру-пурнима. В старые времена именно в этот день студенты проводили Гуру-пуджу (обряд поклонения Учителю) и после этого начинали учебу. Так что я был принят в эту школу на Гуру-пурниму. Главным преподавателем той школы был Гангадхар Шастриджи, Шала-матх. Он сам учился в Каши (Варанаси). Он был знатоком ньяи (логики) и литературы. Вот к нему я и поступил в 1963 на начальный курс санскрита. В Калькутте есть организация под названием Вангия Санскрит Шикша Паришат. Их экзамены проходят по всей Индии. Они проводят три типа экзаменов – на квалификации Адья (начальная), Мадхьяма (средняя) и Тиртха (высшая). Предметы разные – грамматика санскрита, литература, астрология (джйотиш), философия. Наш Шастриджи имел степень по ньяе и литературе. Поэтому я стал изучать литературу. Так до 1969 я учился и каждые два года сдавал по экзамену на очередную степень и в 1969 получил степень Кавьятиртха (бакалавр). Их экзаменационный центр находился в Пуне, там я и сдал экзамен.

 

В то время мой Амарешвар Свамиджи написал завещание на мое имя. То есть: «После моей смерти матхом (ашрамом) будет управлять этот человек». На протяжении тех шести лет, что я учился в Солапуре, один-два раза в год я приезжал к Свамиджи на каникулах. Он всегда расспрашивал меня об учебе и радовался моим успехам. Я переводил ему эпосы, пьесы, стихи, которые прочитал, а он радовался и благославлял меня. Так вот, когда я в Пуне сдал последний экзамен и приехал в Солапур, мой Махарадж покинул тело. 14 мая 1969 года. После его похорон все люди, которые там присутствовали, начали решать, что делать дальше. Спросили меня: «Что Вы хотите делать дальше?» Я сказал: «Хочу продолжить учебу».

 

В то время был случай. Когда я в Пуне сдал экзамен и приехал в Солапур, туда же приехал Каши Джагадгуру Вишвешвар Шивачарья Свамиджи. Я пришел поклониться ему. Он спросил кто я, что изучаю. Мои ответы ему понравились и он сказал: «Приезжай учиться в Каши.» В то время я сказал: «Нет, я не могу обещать, потому что у меня есть Гуруджи, он будет учить меня дальше.» Джагадгуруджи промолчал. А потом я узнал, что мой Гуруджи покинул тело. Так вот сложилось, что я получил приглашение в Каши, а Гуруджи умер. Что делать? Я написал Джагадгуру письмо: «По Вашему наказу я приеду учиться в Каши. Гуруджи скончался.» Он ответил: «Приезжай.» Тогда люди из Амарешвар матха (ашрама) сказали: «Матх остался без руководителя. Надо провести Вашу коронацию как следует, а потом поедете в Каши.» На приготовления ушел год, и в 1970 я возглавил Амарешвар матх. После этого преданные отправили меня в Каши. То есть в 1970 я прибыл в Каши. Здесь на основании сданного экзамена Кавьятиртха я поступил в Сампурнананд Санскрит Вишвавидьялая (Санскритский Университет в Варанаси), на факультет Веданты. В то время деканом факультета Веданты был Девасваруп Мишра, выдающийся знаток Веданты. На факультете у меня были лучшие оценки, я получил три золотых медали: «Свами Вивекананда Суварна Падак», «Аннадапрасада Мукхарджи Суварна Падак» и «Сампурнананда Суварна Падак». В том же году в Керале проходил всеиндийский конкурс выступлений на санскрите (All India Sanskrit Debate Competition). Я принял в нем участие как представитель штата Уттар Прадеш в категории Веданта. Там участвовали студенты из всех штатов. В городе Гуруваюр, в Керале есть знаменитый храм Кришны, конкурс проходил в этом храме. За сутки до начала конкурса раздавали темы выступлений. Давалось пять минут на выступление и две минуты ответы на вопросы. Когда пришло мое время, я говорил на тему «Локаватту лила кайваьям.» Это сутра из Брахма-сутры. Пять минут я говорил на санскрите на эту тему. Потом две минуты отвечал на вопросы ученых. Когда в конце посчитали общие оценки, получилось, что я получил самый высокий балл. Так я выиграл первое место на этом всеиндийском конкурсе.

 

К тому времени я получил степень Ачарья и хотел вернуться в свой поселок. Пришел к Свамиджи поклониться и сказал: «Я получил степень Веданта Ачарья. Возвращаюсь обратно в Карнатаку.» Махарадж сказал: «Эй, что за необходимость возвращаться так скоро? Ты должен учиться дальше, заниматься исследованиями, написать диссертацию. Любую необходимую помощь мы окажем. Ты оставайся здесь, не уезжай.» Так запретил уезжать. Вобщем по наказу Свамиджи я начал писать диссертацию на тему «Сиддханта Шикхамани и шесть индийских философских школ (шад-даршана), их сравнительное исследование». В 1974 зарегистрировал эту тему. Начала заниматься исследованием. Потом прошел собеседование и начал получать стипендию. С 1974 по 1981, то есть семь лет я писал диссертацию (Ph.D.). В 1981 я защитил диссертацию, получил степень Видья Варидхи (доктор философии). Тогда наш Каши Джагадгуруджи – Вишвершвар Шивачарья Махасвамиджи очень обрадовался. Он сказал: «После этого еще можно продолжить образование?» Да, можно, дальше идет степень D.Lit. (Doctor of Literature, доктор литературы) — Видья Вачаспати. Он сказал: «Получи и эту степень тоже.» Такова была его воля. Я начал думать, что делать. Это было в 1984, когда на факультете Веданты открылось отделение Шактивишишта Адвайты. Там не хватало преподавателя. Я преподавал там неполный рабочий день. В то время моим научным руководителем был Девасваруп Мишра. Он сказал: «У Вас нет ученой степени по Шактивишишта Адвайте. Чтобы Вы в будущем смогли получить профессорский пост, напишите докторскую диссертацию на эту тему. Это будет хорошо для Вашей научной карьеры.» Так, по его рекомендации, я в 1982 зарегистрировал тему исследования для получения степени доктора литературы (D.Lit): «Исследование трех основных составляющих философии Шактивишишта Адвайта» («Шактивишишта Адвайта Таттватрая Вимарша»). Каковы три основных составляющих философии Шактивишишта Адвайты? Это пашу («животное», обусловленное существо), Пати («хозяин», Бог), паша («привязь», обусловленность). Кроме того, я описал в своей диссертации восемь защит (ашта аваран), пять кодексов поведения (панча ачара) и шесть уровней духовного развития (шата стхала). Одна организация, которая давала гранты на исследования, провела со мной интервью. Я прошел отбор и пять лет получал от них стипендию на это исследование. В 1988 я закончил свое исследование этой темы на основе Сиддханты Шикхамани и Шайва Агам, представил свою диссертацию и в том же году получил степень доктора литературы (Видья Вачаспати).

 

Был 1989 год, октябрь. Я здесь, в Варанаси, защитился, получил степень и поехал в свое селение. А в это время Махарадж (Каши Джагадгуру) болел в Пуне. Он написал мне письмо: «Мне нужно с Вами обсудить важную тему. Приезжайте.» Но я был занят в Солапуре, на мероприятиях, посвященных Наваратри. Подумал, что поеду, когда закончится Наваратри. Был третий день Наваратри, в Солапуре шли мои мероприятия, а в Пуне Махарадж покинул тело. Тогда я бросил мероприятия не закончив и приехал в Пуну. А тело Махараджа к тому времени уже на самолете перевезли в Варанаси. Я тоже срочно поехал в Варанаси. К тому времени уже было слишком поздно – утром его похоронили, а я приехал вечером. В этом матхе (ашраме) есть правило: глава матха, Джагадгуру, может сделать какого-нибудь своего ученика своим преемником, или же может написать завещание. Если нет ни того, ни другого, то остальные четыре Джагадгуру нашей традиции должны вместе решить, кто будет дальше управлять матхом. В то время Махараджи не оставил ни преемника, ни завещания. Поэтому все четыре Джагадгуру приехали сюда и вместе решили, кто будет новым Каши Джагадгуру. 16 ноября 1989 года они собрались, выбрали меня и 17 ноября прошла паттабхишека, я вступил на эту должность. После этого я провел 40-дневную ануштхану (ритрит) с мангала-пуджей. А дальше начались мероприятия в разных районах Карнатаки и Махараштры.

 

Сейчас я уже 21 год являюсь Каши Джагадгуру. Здесь, в Каши Джангамавади матхе, мы начали бесплатно предоставлять пищу паломникам, которые приезжают в Варанаси. Каждый день сотни и тысячи людей едят прасад из нашего храма. Еще здесь было основано издательство Шайва Бхарати Шодха Пратиштхан. Через это издательство было переведено и опубликовано множество Агам и других важных текстов этой традиции. Кроме того, на Махашиваратри, в день появления на свет основателя этой линии вирашиваизма, Джагадгуру Вишварадхьи, в матхе проходит собрание ученых (Видват Сабха), где каждый год один из ученых получает премию за особые заслуги. Кроме того, неимущие талантливые студенты, изучающие инженерные науки или медицину, получают от нас помощь. Студенты санскритских факультетов тоже получают у нас стипендию. Уже больше 100 студентов учатся под нашей опекой. Кроме того, мы основали несколько учебных заведений. В Андхра Прадеше мы открыли ведический университет, в Гадаге – школу для изучения Вед. В Латуре, в штате Махараштра, открыли общежитие. Здесь, в Варанаси, открыли начальную школу с обучением на английском языке. Так мы уже 21 год по возможности трудимся на почве науки, образования и в социальной сфере. Теперь нам еще надо расширять свою деятельность на штаты Гуджарат, Раджастан, Тамил Наду, Кералу. Кроме того, я иногда езжу заграницу. В 2010 был у вас в России – в Москве и Санкт-Петербурге. И русские тоже приезжают сюда учиться. Я хочу, чтобы больше людей познакомилось с этой традицией, приобщилось к практике Шива-йоги.

 

Взято с http://wildyogi.info/.